Lorien (lorien22) wrote,
Lorien
lorien22

Category:

Туринская Лошадь

Эту историю знают все: в 1889-м году на обычной улице в Турине кучер хлестает кнутом лошадь, перегородившую дорогу. Оттолкнув извозчика, к кобыле подошел сердобольный господин, обнял несчастное животное, и заплакал. Его звали Фридрих Ницше. На следующий день философ замолчал навсегда. Последующие одиннадцать лет он провел в лечебнице для душевнобольных, где и скончался.

Никто не знает, что стало с лошадью.

1


Пытаясь передать ощущения от просмотра фильма Белы Тарра «Туринская лошадь», очень хочется обойтись без громких слов. Мощь этого черно-белого шедевра как-будто идет изнутри, и делясь впечатлениями, ощущаешь почти физическую потребность шептать на ухо, словно пытаясь сохранить одному тебе известную тайну. Последний раз я испытывал что-то подобное, когда впервые прочитал «Шум и Ярость», Фолкнера - http://lorien22.livejournal.com/53997.html. Одним предложением - есть искусство, ради которого стоит жить.

2

Шесть анти-дней (сотворение мира наоборот). Он и Она, Мужчина и Женщина (предположительно отец и дочь, хотя с таким же успехом могут быть муж и жена). Они совершают одни и те же действия: просыпаются, одеваются, едят картошку, по очереди смотрят в единственное окно. Дают корм лошади, запрягают повозку, распрягают. Ходят к колодцу за водой. Раздеваются, ложаться спать. Все происходит практически в полной тишине, им не о чем говорить. Но они пытаются держаться друг за друга. А лошадь в это время тихо умирает.

55

Этот простой сюжет, напоминающий своей скрупулезностью библейские тексты, повторяется все шесть дней, с небольшими изменениями. Но в этом повторе действий и заключается главный смысл. Мы ждем, когда что-то произойдет, но ничего не может произойти. Здесь нет прошлого, орнамента или бекграунда. Проснулся, оделся, сварил картошку, поел, посмотрел в окно. Безысходность. Вечный круговорот. А жизнь утекает. И ты бессилен что-либо изменить.

88

Единственный диалог в фильме – речь соседа-мужика, зашедшего за бутылкой водки. Типичный монолог в таком состоянии – Бог умер, люди перестали различать добро и зло, мир разрушается. «Чушь это все», - отвечает голос за кадром, и сосед, смутившись, встает и уходит.

4

Еще одни редкие гости – цыгане. Старик прогоняет нежеланных нарушителей покоя, но один из них дарит дочери книжку – антибиблию. Вечером девушка читает отрывок, в котором священник закрывает церковь, чтобы наказать прихожан-грешников.

77

Все в этом антимире наоборот. Все разваливается, останавливается, замирает. Снаружи – страшный ураган, кончается вода в колодце, гаснет свет. Герои предпринимают попытку уйти, но у них не получается. Момент, когда Старик, его Дочь и Лошадь, которую он ведет под уздцы, скрываются за горизонтом, а потом возвращаются – один из величайших в мировом кинематографе и личный поклон философу и его главной идее о вечном возвращении. Некуда идти. Всюду та же буря, то же извечное ничто. Нет возможности идти вперед, можно только вернуться назад.

3

Туринская лошадь – своего рода ответ на все вопросы. После того как фильм вышел в прокат недоуменные зрители забросали режиссера вопросами, почему он больше не будет снимать кино. «А вы разве не видели этот фильм?», - не менее недоуменно спросил зрителей Тарр.

Действительно, после «Туринской лошади» не надо делать новых фильмов, и нет смысла больше смотреть кино. «Написав “Шум и Ярость”, я научился читать – и бросил чтение, с той поры не прочтя уже ничего. И с той поры не научился уже, кажется, ничему», - пишет Фолкнер. Если перефразировать... ну, вы поняли.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments