Lorien (lorien22) wrote,
Lorien
lorien22

Dizzy Day

На одной из тех молодежных вечеринок, где алкоголя всегда больше чем веселья и тем для разговоров, я сидел, мирно забившись в одном из не занимаемых никем углов комнаты со стаканом виски, и читал Керуака, когда ко мне подбежал Джей.
- Слушай, я вижу тебе здесь неинтересно, - сказал он. – Я нашел для тебя прекрасную причину свалить. Одна приглашенная девушка явно перепила, так ты подбрось ее домой, а потом едь дальше по своим делам.
От нечего делать я согласился. Вызвал такси, и пошел за другом в соседнюю комнату. Девушка, вырубившись, лежала ничком на диване.
- Как ее звать-то? Спросил я, перекинув одну из ее рук через голову. Мой друг взял ее за вторую руку. – Диззи, ответил он.
- Подходящее имя, заметил я. Мы втолкнули ее в такси, я примостился рядом, и такси поехало.
Диззи жила недалеко, два квартала за углом. Пошарив в сумочке, я обнаружил связку ключей и открыл дверь. Положил девушку на кровать и заботливо прикрыл одеялом. Диззи даже не шевельнулась все это время.
Наверное, в этот момент мне надо было действительно повернуться и уйти, но что-то удержало меня. Я принялся осматривать комнату. В ней было наверное метров двадцать-двадцать пять, включаю крохотную кухоньку и ванную. В кухне стоял маленький стол и два стула. Напротив кровати стояла этажерка с дисками, внутри которой была стереосистема. Возле этажерки стояло старое поломанное кресло, над которым висели две чуть криво прибитые полки с книгами.
Я включил музыку и надел наушники. Открыл бутылку пива, и уселся в кресло с томиком стихов, наугад снятого с полки. Уильям Блейк, Гуго фон Гофмансталь, Рембо, Дилан Томас… странная подборка. Интересно чем руководствовался редактор этого сборника, объединяя под одной эгидой поэтов, очень мало чем  связанных между собой, может быть, кроме маломальского пристрастия к романтизму.
Я посмотрел на обложку, но имя редактора мне ничего не сказало. Прихлебывая пиво,  я углубился в чтение. За окном начинало светать.
Через какое-то время, случайно подняв глаза, я вдруг увидел, что Диззи не спит, а, натянув по самые глаза одеяло, пристально наблюдает за мной. Я снял наушники.
- Доброе утро. Голова не болит?
- Доброе утро. У нее был приятный голос, чуть хрипловатый, полный различных оттенков, и как будто окутывающий, как теплый шерстяной свитер зимой. Ты кто?
«Меня зовут Джон. Джон Ньюстед.»
«Диззи». Девушка явно ничего не помнила. Я выдернул провод от наушников из стереосистемы, и поменял диск. Поставил сборник Саймон и Гарфункель, чуть уменьшил звук.

Hello, darkness my old friend…
Направившись на кухоньку, я включил чайник, и снял с крючка джеззву. Насыпал в нее пять ложек черного кофе, две ложки сахару (сладкое вредно после алкоголя), подождал, пока вскипит вода, налил в джеззву и поставил на огонь.
In restless streets I walked alone…
Кофе вскипело. Я разлил его по стаканам, один поднес девушке. Она выпростала одну из маленьких рук из-под одеяла, и взяла кружку, не спуская с меня пристального взгляда. Я уселся обратно в кресло.
Silence like a cancer grows…
- Может, теперь расскажешь, откуда, черт подери, ты взялся? Спросила Диззи, прихлебывая кофе. – Хорош! Одобрила она.
Я улыбнулся. - Ты вчера перепила малость на вечеринке и вырубилась. Мой приятель попросил отвезти тебя домой.
По ее лицу пробежала складка, она усиленно пыталась вспомнить. – Допустим, сказала она. – А зачем ты остался?
- Не знаю, честно признался я. – Не хотелось идти домой. А у тебя  неплохая подборка дисков и книг. Да и система хорошая…

And whispered in the sounds of silence
- И ты думаешь, я тебе поверю?
«Не хочешь, не верь». Я обиделся. «Твое дело».
- Ишь ты, а ты оказывается с характером. Не обижайся! В любом случае, спасибо что выручил.
- Я не обижаюсь. Хочешь завтрак?
Я забрал у нее пустую чашку кофе, и опять пошел на кухню. Достал из морозильника пачку сосисок, опустил их под холодную воду. Мелко нарезал помидоры и бросил их на сковородку. Добавил лука, чуть-чуть чеснока, немного красного перцу. Нарезал сосиски “ежиком”, и положил в бурлящий соус. Потом добавил  четыре яйца.
Краем глаза я заметил, что она встала и переодевается в более удобную одежду. Затем она пошла в ванную, и я услышал звук открываемого крана. Я разделил еду на две тарелки, достал себе еще бутылку пива, и пошел менять диск. Хотелось хорошего тихого джаза. Пробежав глазами по полке, я выбрал совместный концерт Дюка Эллингтона и Джона Колтрейна 62 года. Диззи вышла из ванной, улыбнувшись, взяла из моих рук блюдо и вернулась в постель. Ей куда больше шло без косметики, о чем я не преминул ей заявить.
Она попыталась что-то ответить, но, поперхнувшись горячей едой, просто махнула вилкой в ответ, и остаток завтрака мы провели молча, слушая как бешеный поток Колтрейновского саксофона переливается меланхоличным пианино Эллингтона.
Закончив слушать диск, и опять сменил пластинку, поставив “
Kind Of Blue” Майлза Дэвиса. Повернувшись, я увидел, что она откинула одеяло.
«Иди сюда», позвала она. Я кивнул, забрался под одеяло, и, обняв ее, положил голову ей на плечо.
Мы принялись болтать. Она рассказывала мне о своей семье. Ее мать умерла, когда ей было три года, и с тех пор отец не переставал пить. Она сбежала от него, когда ей было шестнадцать, и с тех пор живет одна. У нее нет ни братьев ни сестер, да и друзей, несмотря на колледж, практически нет. После окончания колледжа она хочет надолго уехать в Японию, изучать язык и местную культуру.
Я в свою очередь рассказал ей про рассказ Кортасара «Преследователь», который прочитал вчера, про гениального джазиста, особенность которого в том, что самую лучшую музыку он создает, когда играет джем, а не следует нотам. И эти его полные страсти порывы  свободного звука как-бы преследует ежесекундно ускользающую от него истину. Почему-то мне казалось, что рассказ мой подходит под нынешнюю ситуацию. А может, мне просто хотелось поделиться тем, что у меня на душе. Я не знаю.
А потом это случилось. И это было прекрасно.
В
момент пика играла “Like a bridge over troubled water”. После этого пластинка закончилась, и мы лежали, обнявшись, в полной тишине.
В какой-то момент она повернулась ко мне и принялась смотреть на меня. Это длилось всего лишь одну долгую секунду, но за эту секунду я отчетливо успел понять, что мог бы полюбить эту девушку. Поехать с ней в Японию, совершить паломничество на могилу Басё в Отсу. Да и вообще, поехать с ней куда угодно. Более того, меня молнией пронзила мысль, что эта девушка могла бы полюбить меня – меня, такого неказистого и незнающего ничего про этот мир, кроме моря бесполезной информации. То, что случилось сегодня, был мой первый раз.
 «Скажи, мы еще встретимся?» спросила она.
 «Нет», не колеблясь, ответил я.
«Почему?»
«Потому что есть мечты, которые не должны превращаться в явь».
Она продолжила смотреть на меня еще пару секунд, потом отвернулась, и я обнял ее, вдавив свой подбородок ей между лопаток. Мы продолжали молчать, и только легкие вздрагивания плеч Диззи свидетельствовали о том, что она не спит.

 

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments