Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

It's a Wonderful Wonderful life

Добро пожаловать. Меня зовут Лориен и я живу в Израиле, самой лучшей стране на земле. Мое основное хобби - путешествия. На данный момент я посетил 67 стран.



Ниже под катом вы можете прочитать мои рассказы про поездки по разным странам. Но мой дневник состоит не только из путешествий - в нем много всего остального тоже, и я приглашаю вас в гости. Заходите, читайте, комментируйте, спрашивайте. Я всегда рад новым знакомствам и интересному разговору.

Collapse )

Минск - город вечерний, город ночной, город прекрасный, город родной

Вечерело. Постепенно включались фонари и городские гирлянды. На Октябрьской засветились гигантские елочные шарики, дети бегали и смеялись, убегая от родителей, бабушек и дедушек. По Зыбицкой, обнимаясь, шли в кафе молодые пары, люди постарше выходили из под земли и пересекали проспект, не останавливаясь взглянуть на краски старинных домов Троицкого предместья. Возле Ратуши был тихо - предчуствие снега, которые вот вот накроет город. Минск наконец-то обняла ночь, а с ней пришла и зима.



Collapse )

Дворец Искусства в Минске - дань еврейским художникам, родившимся в Белоруссии

В 2011 году Белгазпромбанк начал формировать коллекцию произведений искусств, ядро которой составляют художники Парижской школы - уроженцы Белоруссии. Цель проекта  заключалась в возвращении произведений художников на родину своих создателей, и в моих глазах он имеет огромную важность, по трем причинам. Во-первых это признание своего культурного прошлого. Во-вторых, теперь в Белоруссии можно увидеть картины художников мирового уровня: Марка Шагала, Хаима Сутина, Леона Бакста, Михаила Кикоина и других. Ну а в третьих, (и самых главных) - большинство художников, представленных на выставке - евреи).



Collapse )

Минск - лучший город на земле

Закончилось мое путешествие по Новой Зеландии, со всеми добавками - Таиландом и Гонконгом. Однако прежде чем я начну рассказывать вам про Киев - у меня были выходные в Минске, городе, в котором я родился, в котором прошло мое детство и поэтому занимающий особое место в моем сердце. Уехал я давно, но смотреть на столицу Беларуси взглядом туриста я по-прежнему не могу - все тут такое родное, и улицы, и дома и запахи... Да и город уникален - с одной стороны застывший в советском прошлом, с другой - постоянно меняющийся. Давайте прогуляемся.



Collapse )

Дядя Виля

Когда я был маленький, и жил в Минске с бабушкой и дедушкой, с нами жил дядя Виля. Вообще-то он был братом бабушки, но я его всегда звал именно так, дядя Виля. В детстве он был для меня самым близким человеком, и я его очень любил. А сегодня он умер.

Минск - возвращение на первую родину

Очень многое хотелось бы рассказать про Минск. Но визит выдался нелегким, и уже захлестнула волна израильских забот и проблем. Устал я. Нет сил философствовать, что-то обдумывать и приходить к каким-то выводам. Если что я и понял за последние две недели, это что жизнь берет свое, и не особо то оглядывается на наши потуги. Поэтому просто несколько фоток - того города, где я родился, прожил первые годы своей жизни, и куда время от времени возвращаюсь - чтобы не забывать.



Collapse )

Сны



Когда я был помоложе, и еще разбирал мир на бинарные понятия, меня часто интересовал вопрос, что такое счастливый человек. Должен ли этот человек быть здоровом, красивым, богатым, или сильным, например. Или это тот, которого любят девушки, или он имеет призвание, или просто метафизическую возможность управлять миром и людьми поворотом руки, как волшебник. Потому что я никогда не был ни одной из этих вещей, я был лишь умным. И мой мозг не всегда мог вытащить меня из тех пропастей, в которые я забирался.

А недавно я понял – счастливый человек это тот, кто никогда не видел снов.

Даже в мои самые тяжелые минуты в жизни я никогда не видел снов и отличался прекрасной способностью спать беспробудно по 12 часов. Несколько лет назад мне перестало везти – у меня были одна за другой две девушки. Одна из них обладала настоящей способностью видеть пророческие сны (это было страшно), а у второй были со снами особые отношения. И когда мы расстались, эти способности она передала мне. Очевидно это был ее прощальный подарок (от которого я, как и от многого другого, с удовольствием отказался бы).

Теперь я каждый день вижу сны. И запоминаю их. Более того, я научился контролировать их – решить во время сна, куда мне его направлять, и в какой момент я хочу проснуться. Это стал еще один мир, который зачастую интересней настоящего. Что может быть более интригующе, чем путешествовать по потемкам собственного подсознания? Где никакая яблочная кожура культуры не убережет тебя от собственных страхов и желаний?

У меня умирает дедушка. Умирает тяжело, как любой старый человек. Он уже почти глухой и почти слепой. Последний год он уже практически не выходит из больниц, и сделать ничего нельзя. Он в далекой Белоруссии, и я даже не могу видется с ним. А даже если мог бы, то что бы я сделал?

Самое страшное для мужчины – это осознание собственного бессилия. Никакой ум не поможет осмыслить ситуацию, что есть вещи в мире, которые выше тебя. Как, например, смерть.

Каждый день я вижу своего дедушку во снах. Он пытается что-то сказать мне. Я тяну каждый такой сон до максимума. Я жду. Терпеливо. Но время кончается. И я просыпаюсь. А ответа по прежнему нет.

Мой дедушка – бывший узник минского гетто. На его глазах расстреляли всю его семью. Он забрал свою сестру и двоюродного брата, проломил забор (в 12 лет) и убежал. Был партизаном, воевал, дошел до Кельна. Он часто рассказывал мне, как видел знаменитый кельнский собор, и что это был один из самых запоминающихся моментов в его жизни. Я тоже потом видел этот собор во время одного из своих путешествий по миру.

Маленький макет этого собора стоит у меня на полке. Я беру его в руки. Ощупываю, вспоминаю. В Кельне у меня был прекрасный день. Солнечный, красивый. Много дешевого пива и попытка обойти все 200 пивных пабов в городе. Дешевая гостиница в старом доме – одном из немногих уцелевших после войны. День когда мы даже почти не ругались – я и моя девушка. Хотя все уже давно развалилось на куски.

Мой дедушка слесарь. И алкоголик. Он закончил два класса начальной школы, и я никогда не видел человека, который пьет так, так как он. Но я его не осуждаю, даже с высоты своего псевдо-интеллекта и всех своих культур-мультур и высших образований. Человек, который пережил такое, имеет право на все, в попытке справиться со своей травмой. Я знаю много людей, которые пьют по гораздо более прозаичным причинам.

У моего дедушки – золотые руки. Он считался лучшим мастером Белоруссии, о нем писали в газетах. Даже сейчас он помогает нам, а не мы ему. Я горжусь им. Жаль, что я никогда не говорил это ему прямыми словами.

Я не поеду в Белоруссию. Даже по самой эгоистичной причине – для того, чтобы перестать видеть сны. Где-то в глубине души я понимаю, что если увижусь с ним, это будет прощание. А я не умею прощаться. И так всегда существует надежда, этот единственный противовес смерти.

Я поеду туда в следующем году, говорю я себе. И он еще будет жив. А через год я говорю то же самое. Я поеду потом. А пока что я вижу своего дедушку во снах. И каждый такой сон – жемчужина.